Рубрика: БЛОГ ИНСТРУКТОРОВ

Материнская любовь за гранью различий

Я всегда чувствовал себя маленьким вокруг моей матери. В детстве я воспринимал ее как главнокомандующего семьи, отвечающего за все решения и источник всего, что мне нужно и нужно.

Я помню, как мне было шесть лет, однажды днем я полировал деревянные полы в гостиной нашей квартиры. Я был сосредоточен на том, чтобы сделать большую работу для одобрения моей матери. Каждый угол пола был блестящим. Я полировал под диваном, столовой и консольным столом, где была выставлена большая белая ваза, принадлежавшая великой бабушке. Это был единственный «ценный» предмет в нашем доме из шести детей и собаки. Шнур полировщика был запутан вокруг одной из ножек консольного стола, и я не заметил этого. Когда гордо отошел к коридору, думая, что я проделал большую работу, я случайно потянул за шнур, тряся стол. Ваза упала на землю и разбилась на десятки кусков.

Моя мама не расстроилась, как я ожидал. Вместо этого она смирилась и, не глядя на меня, вышла из комнаты. Чувство вины возникло во мне и осталось на десятилетия вперед.

Я выросла, осознавая долгие часы работы моей матери в доме. У нас не было посудомоечной, стиральной или сушильной машин. Мы все живем в условиях ограниченного бюджета. Она занималась уборкой, покупками и готовкой. Она шила нашу одежду, и она работала неполный рабочий день, чиня одежду для соседей, производя дополнительные песо, которые нам были нужны, чтобы сделать это в течение месяца.

Моя мама не успела отвезти меня в школу или села делать уроки. Она пропустила большинство конференций учителей и родителей, а также мои начальные и средние школы. Я был слишком молод, чтобы понять и примирить необходимость ее внимания и связи с ее требованиями воспитывать шестерых детей.

Будучи подростком, я обижалась на то, что моя мать была занята в большинстве случаев, когда делала что-то для кого-то другого, и у меня не было времени для меня. Мы отдалились: она не знала о сексуальном насилии, которое я перенесла, о моем разочаровании социальной несправедливостью, о моих мечтах путешествовать по миру, драмах моих подруг или моих парнях.

Мне было уже за двадцать, и интимный разговор с мамой был неловким и странным. За несколько дней до моей первой поездки в Лос-Анджелес, куда я в конце концов переехал, мы сидели за кухонным столом: она хотела поговорить со мной о моей поездке. Моя мама никогда не покидала страну; она была обеспокоена. Я не знала, как с ней разговаривать, поэтому положила голову ей на колени, как маленькие дети, чтобы мама ласкала их волосы.

Моя мама не двигалась. Физический контакт был ей неудобен, и она попросила меня сесть прямо. Там я снова была дочерью, которая сделала все, чего она не хотела, чтобы она делала. Строка подобных ситуаций пришла мне в голову:

  • Я не держал свои вьющиеся волосы короткими, как она меня просила; вместо этого я носил свои длинные и светлые волосы, затем синие, затем читал, а затем черный.
  • Я не хотел жениться и зависеть от мужчины.
  • Я не учился на секретаря, школьного учителя или медсестру, работа, предназначенная для женщин в моей семье. Вместо этого я изучал драму и искусство.
  • Я присоединился к уличным протестам по правам человека и женщин.
  • Я не исповедовал свои грехи священникам. Я не ходил в церковь; вместо этого я присоединился к группам, которые ставили под сомнение существование Бога.
  • Я не оставался дома до дня, пока не женился, как мои сестра и братья. Вместо этого я устроился на работу и снял собственную квартиру.

А потом я переехал в другую страну, и в течение нескольких лет мы едва общались.

Моя мама пережила все разочарования, обиды и боли.  Спустя годы, после нашего воссоединения и исцеления, мы разговаривали, глядя друг другу в глаза. Мы не стали лучшими друзьями, но, тем не менее, мы установили реальную и глубокую связь.

Восемь лет назад, когда я сидела на краю ее кровати в больнице, я нежно массировала ее ноги. У нее был диагностирован рак легких, и ее тело было слабым. С сожалением я упомянул маму о чувстве вины за то, что разбил вазу. Она смеялась. Я этого не ожидал. Она сказала, что ненавидела это, и она была действительно рада, что это сломалось. Я пытался напомнить ей, как она была разочарована мной на протяжении всех моих подростковых лет. Она улыбнулась. Она сказала, что переживает менопаузу, и ее поведение по отношению ко мне не имеет ко мне никакого отношения. Я люблю тебя, сказала она. Я люблю тебя, сказала я.

Сегодня я могу понять и примирить наши разногласия и любить свою маму больше, чем когда-либо прежде. Я благодарен, она была для меня совершенно несовершенной матерью, а я была ее совершенно несовершенной дочерью

Преодоление страха перед людьми

Я не знал, что страх все еще держал меня, пока я не услышал разговор Аманды Нгуен. Несколько лет назад я просыпался среди ночи, боясь быть убитым в руках человека. Я бы проверил под кроватью и за занавесками, боясь человека, который прячется где-то в доме. Я смотрел за спиной, когда шел домой с работы. У меня были лишние замки на моей двери; Я спал с включенным светом. До сих пор я не понимал, как страх влиял на меня в прошлом и как все еще может удержать меня сегодня. Вот моя невысказанная история.

Аманда Нгуен сидела на сцене рядом с моим мужем. Модератор панели о Сознательные Мужчины на саммите «Веди с любовью» в Аспене, штат Колорадо, представил доклад, спросив Аманду о ее взгляде на роль мужчин сегодня после #Me Too движение. Аманда родилась в 1991 году во вьетнамских беженцах. Она является лауреатом Нобелевской премии мира и участвовала в разработке «Билля о правах лиц, переживших сексуальное насилие», который был единогласно принят в Конгрессе в 2016 году.  

Она говорила спокойно и медленно, ее длинные черные волосы сияли, а лицо раскрывало молодую красивую кожу. Она мне сразу понравилась. Я пропустил ее предыдущую презентацию во время конференции, где меня с мужем пригласили провести семинар о настроении Воина, Визионера и Целителя, трех шаманских архетипах и о том, как эти настроения применяются в нашей повседневной жизни. На моем первом впечатлении Аманда воплотил в себе понимание лидерства, настроения и навыки, которые я ищу в себе и других.

“Что бы вы сделали, если бы мужчины в вашем городе подвергались комендантскому часу после 9:00 вечера?

Аманда поделилась, что она разместила этот вопрос в Twitter несколькими днями ранее, и ответы были ошеломляющими:

«Я бы спал с открытыми окнами»

«Я пошел бы на пробежку вокруг моего района»

«Я прогулялся по пляжу ночью»

«Я смогу дойти от автобусной остановки до дома после работы»

Неожиданно ее вопрос раскололся во мне,

«Я буду носить все, что захочу без забот»

«Я бы высказал свое мнение»

«Я бы сказал правду»

Вопрос Аманды пронзил мое сердце и оставался со мной в течение нескольких дней после того, как я вернулся домой. Я пытался отвлечься от своей работы и школьной жизни моего сына, но однажды ночью во время урока письма все вернулось.

Что бы я делал без страха перед мужчинами?

Мне было 5 лет, и я был дома со своей семьей во влажный и жаркий воскресный день. Мои родители, старшие братья и сестра сидели за столом, болтали и наслаждались аргентинской выпечкой и чаем. Особый случай был у нас в гостях: троюродный брат моей матери, которого я никогда раньше не встречал Я не могу вспомнить его имени, но я помню, как он схватил меня за талию и, не спрашивая меня, усадил меня на колени, озвучивая что-то вроде «какая милая маленькая девочка». Мое опасение было немедленным, и я попытался подтолкнуть его прочь Я задавался вопросом, чистил ли он когда-нибудь свои зубы, потому что он пах алкоголем. Также без моего согласия он положил руку мне между ног. На мне были шорты; он держал руку на моих личных участках. Я нервно продолжал двигаться, пытаясь уйти, пока моя мать не извинилась перед двоюродным братом из-за того, что «каким беспокойным и беспокойным я была». Я замер и задержал дыхание. Я помню, как пытался заглянуть ей в глаза за помощью. Сегодня я иногда чувствую стеснение в мышцах паха из-за этого инцидента.

Мне было 12 лет, и я шел на день рождения моей девушки. Станция метро выглядела пустой и тихой в воскресенье днем. Мой отец объяснил мне станцию, на которой мне нужно было пересесть на поезд, с линии D на полосу A, старую линию метро с деревянными сиденьями и дверями, которые плохо закрывались. Я впервые ездил в метро, ​​и я был внимателен и обращал внимание на свое окружение. Я терпеливо ждал прибытия поезда линии А; на станции никого не было, и я вслух отсчитывал каждый шаг, крепко прижимая к пластиковому пакету подарок моего друга: розовый топ, который моя мама выбрала для молодой девушки. Поездка по линии А длилась около 15 минут, и я также представляю себе счет, поскольку я не носил часы, а сотовых телефонов не было. У меня был крошечный кошелек, который я связал крючком для своей куклы, с парой монет для звонка в случае чрезвычайной ситуации, адрес дома моего друга и билет на метро для поездки домой.

Оказавшись в машине, я сел рядом с дверью, держась за поручень. На заднем конце поезда стояла пара, а мужчина средних лет – впереди. Поезд был очень старым и трясся перед каждой остановкой. Я не сводил глаз с карты над противоположными дверями, которые показывали станции. У меня было странное чувство, и не хотелось смотреть, краем глаза мужчина средних лет обнажал свой член и трогал себя. Он смотрел в мою сторону и делал жесты, чтобы я посмотрел на него. Я замерла в страхе и уже собиралась плакать, когда заметила, что пара встала и собралась уходить на следующей станции. Два года назад, когда мне было 10 лет, однажды зимним утром по дороге в школу мужчина, идущий передо мной в длинном пальто, внезапно обернулся, обнажил себя и пошел ко мне. Я смог убежать от его смеха, пересекая улицу. Но в поезде бежать было некуда. Я встал, опасаясь за свою жизнь, и побежал за парой, покидающей станцию метро..

Оказавшись на свету улицы, я оказался в неизвестном районе. Я вытащил адрес и искал заслуживающую доверия женщину, чтобы спросить дорогу. Я прошел, возможно, несколько миль, когда смог найти дом моего друга.

Мне было 14 лет, когда, возвращаясь домой из школы, за мной вошел мужчина, схватив за главную дверь жилого дома. Он сел в лифт со мной. Он говорил жутким тоном и сказал, что собирается меня изнасиловать. Он насильно положил руки на мое школьное пальто, на мою грудь. Я оттолкнул его, и он оттолкнул меня назад, в результате чего я ударился головой, что потрясло старый лифт и остановил его. Он как-то вышел, один этаж чуть ниже моего. Наполненный адреналином, страхом и яростью, я постучал в дверь, чтобы моя мама открылась. Я закричал на нее, чтобы, пожалуйста, позвонить в полицию и помочь мне получить «este degenerado». Она закрыла дверь и со страхом объяснила, что не знает, что делать. Мы жили военной диктатурой, которая нарушала права человека. Она повторила несколько раз, что она ничего не могла сделать. Никто из нас не говорил об этом инциденте снова.

Мне было 16 лет, и я прибыл в штаб-квартиру Красного Креста в Буэнос-Айресе, закрыв лицо руками. Я попросил стойку регистрации для льда. В автобусе по дороге в штаб-квартиру мужчина ударил меня по лицу, и я потерял сознание. Это было в пятницу днем, и я встречался со своим другом в Красном Кресте, чтобы записаться на семинар по выживанию в дикой природе, предложенный нашим учителем английского языка в 11 классе. Автобус был полон, и я стоял рядом с тылом, зажатый между другими пассажирами. Как и раньше, когда я ездил на переполненном автобусе, я почувствовал, как на руках мои люди. Мне было шестнадцать лет, и сексуальное насилие не было для меня чем-то новым.

На этот раз, в отличие от других, я действительно кричал о помощи. Я не знаю, как и когда, но парень насильно сбил меня с ног. Когда я пришел в себя, я оказался в первом ряду рядом с женщиной. Я дрожала и плакала, а она меня утешала. Водитель автобуса извинился и сказал, что мужчина сбежал, и предложил мне пойти в полицию. Автобус остановился перед зданием Красного Креста, и я вошел в поисках поддержки.

Сотрудники Красного Креста отправили меня в кабинет директора в конце длинного зала, чтобы дождаться моего друга. Прибывали другие люди, и всем было неловко видеть состояние, в котором я находился. В своем смятении и шоке я пытался удержать их вместе и желал, чтобы мой друг скоро приехал. Вместо этого директор Красного Креста вошел в комнату.

Он был слегка полноват и пах алкоголем. Его объятие было не утешительным, а неуместным. Мой друг наконец приехал и забрал меня домой. В течение 10 долгих дней у меня был большой синяк на лице, который изменился с темной крови, с темно-синего на черный. Никто в школе или где-либо, куда бы я ни пошел, не спросил меня, что случилось, хотя их глаза выражали беспокойство и опасения. В этот момент Аргентина переходила от военной диктатуры к демократии, и все были напуганы. Более тридцати тысяч человек были подвергнуты пыткам и убиты, и когда в местных газетах стала появляться правда, в окружающей среде усилились напряженность и стресс.

В лагере выживания в Красном Кресте на окраине Буэнос-Айреса директор положил свой спальный мешок рядом с моим. Все три ночи я был там, я терпел его руки, бегающие по моему телу, когда я притворялся, что сплю. Я ненавидел это. Я хотел закричать и выбить его из себя. Что я мог сделать? Кто бы мне помог? Он был директором Красного Креста, властью, защитником. Кто поверит мне? Мои родители не знали, что делать, и не предприняли никаких действий по поводу предыдущих инцидентов. Мои братья смеялись надо мной, когда я пытался рассказать о своих происшествиях в автобусе. «Ты такой драматичный». «Вы должны ходить вместо этого» или «Ну, если вы одеваетесь в мини-юбку, вы ищете ее». Я не носил мини-юбку ни в одном из случаев. Я не носил мини юбку в 35 лет.

Я рассказал своему лучшему другу через два дня после окончания лагеря. Сначала она была в ужасе и потрясена, но потом спросила меня: «Почему ты позволил ему это сделать? Почему ты не остановил его? Я не знала, что сказать. Я сомневался в себе. Это я был виноват. Что со мной не так? Возможно, у меня был знак, как алое письмо. Я искал это? Чувствовал ли я то, что видел и хотел, то, чего не чувствовал дома? НЕТ. Во всех этих случаях я чувствовал себя оскорбленным, испытывал стыд. У меня не было выбора. Я не знал, что у меня может быть выбор. У меня не было голоса. Я чувствовал, что меня убьют, если я заговорю, как политическая власть сделала с тысячами невинных во время диктатуры.

Невысказанное стало невыразимым

Будучи подростком, я справился с этим, все больше причиняя себе боль. Мне было больно и мучительно, и я не мог найти выход. Я царапал ногти и руки ногтями, пока они не кровоточили. Я принимал наркотики. Я пытался убить себя. Но это не сработало. Я искал объяснения, пытался понять мой жизненный опыт. Я хотел услышать, как кто-то утверждает меня, что я не сумасшедший; кто-то, чтобы сказать мне, что сексуальное насилие было неправильно. Что-то во мне продолжало смотреть, снимая тяжелые шторы и пытаясь дать свету светиться. Я устроился на работу и заплатил за терапию. Я вышел за пределы своего знакомого круга и подружился с художниками, музыкантами и даже с философами и интеллектуалами.

Я начал сталкиваться со страхом, читая духовные тексты о человеческой природе, занимаясь искусством исцеления и посещая занятия, слушая истории других людей. На одном семинаре я встретил своего учителя Карлоса Кастанеду, который поддерживал и вдохновлял мой процесс исцеления, предлагая мне новое определение мира, новое описание меня самого.

Что бы я делал без страха говорить?

Сегодня я знаю, что я был ребенком, и я был невинен, как и все дети. Я знаю, что мои родители сделали все возможное, используя осведомленность и инструменты, доступные им в то время, и я не обижаюсь. Я знаю, что я не единственная женщина, которая перенесла страх и насилие. Я знаю, что мужчины тоже страдали от жестокого обращения. Я научился говорить НЕТ, устанавливать границы, заботиться и любить себя и строить здоровые интимные отношения. Сегодня у меня есть семья, я защищаю и чту свое тело, и учу других поступать так же.

И я все еще работаю над тем, чтобы принять то, что я счел неприемлемым: жизненный опыт насилия и насилия любого рода. Я понимаю, что даже тяжелые переживания боли давали мне возможность испытать мою стойкость, мою силу, мою силу. Я иду через свои страхи, хотя гораздо меньше, все еще там, и продолжу до:

Я могу спать с открытыми окнами

Гулять под звездами ночью без страха

Скажи правду о том, кем я являюсь, не испытывая стыда (Я просто сделал это!)

Ура 2019! Освободите, простите и настройте намерения, встречая Новый год

«Намерение – это то, что посылает шаманов через стену, в космос, в Бесконечность» ~ Карлос Кастанеда

Дорогой друг, пришло Новое Время. Мы живем в новой эре межсоединений во всем мире, где информация мгновенно передается по всему миру, где мы должны объединиться, чтобы защитить нашу планету, где нам нужны новые коллективные соглашения об обновлении энергии и творческие способы выживания. Нам повезло, что мы стали свидетелями нового сознания большого числа людей, которые работают на благо всех. Новое духовное пробуждение пронизывает все существа, уже не в руках нескольких привилегированных учителей.

Это новое смелое движение говорит ДА природе, властным женщинам, интеграции культур, сообществу, переходу от страха и господства к любви. Он говорит НЕТ эгоистичным властям, которые пытаются разделить людей. Уже слишком поздно для старых путей правой и левой крайностей, для пирамидальных структур власти. Наше время сегодня – время общих, взаимозависимых намерений.

Теперь мы осознаем, что мы не наши мысли или чувства. Теперь мы знаем, что можем подвергать сомнению наши мысли и спрашивать, что мы потребляем. Мы можем сделать выбор в пользу более здорового питания и здорового образа жизни, чего раньше не было в мире в целом. Мы знаем, что чувствуем себя лучше после практики движений, после занятий йогой, после садоводства. В наших руках новое описание для себя и способность принимать решения, которые могут полностью изменить наше восприятие самих себя.

Так что, катайся на своих силах, друг мой, на красоте и зрении. Будь собой и перестань пытаться быть кем-то другим. ВЫ – это то, что нужно миру сейчас: уязвимо, честно и осознанно.

Когда вы приветствуете новый свет Нового года и выполняете шаги, описанные ниже, танцуйте во славу вашего путешествия с его взлетами и падениями и без всяких сомнений узнайте, что вас любили, что вас любят прямо сейчас и что ты любовь.

Пусть ваш свет излучается на ваших друзей, ваши семьи, ваше сообщество и на весь мир.

Мы ценим вас и мы с вами,

Аэрин, Аксель и Майлз Александер-Рейд

НОВОГОДНЯЯ РИТУАЛ КАРЛОСА КАСТАНДЫ

Вот церемония, которой научил нас наш учитель Карлос Кастанеда:

Он начинается в последние дни декабря и заканчивается после того, как часы пробивают полночь 1 января. Кастанеда сказал бы нам, что в полночь свет Духа или Вселенной приходит и «наблюдает за нами» – на нас нисходит сила, созданная объединенным намерением планеты на протяжении тысячелетий, и это очень мощный момент, чтобы присутствовать и осознавать – чувствовать и знакомиться.

Мы практикуем этот ритуал без сбоев в течение последних 23 лет, и это принесло нам и бесчисленным практикующим во всем мире чувство направления, цели и вдохновения, чтобы раскрыть наши цели и намерения на Новый год, а также чувство связи с циклами природы и всей планеты.

Мы надеемся, что выгода будет распространяться через вашу жизнь, ваши отношения, ваше сообщество и мир.

Шаги следующие:

  1. Очистить старое до Нового года. Обновление изнутри. Начиная с 28 декабря и даже в течение дня 31 декабря, освободите место в вашем доме. Удалить беспорядок, пожертвовать одежду, которую вы больше не используете, очистить и организовать шкафы и ящики, и пылесосить ваши полы; поливайте свои растения – все с чувством открытости и готовности. Цель состоит в том, чтобы очистить ваш дом, физически и энергетически, очистить вашу психику от негативных мыслей и чувств, накопленных в течение года, чтобы вы могли быть восприимчивыми к приходу Нового..
  • Выбрасывайте вещи, которые больше не нужны или которые не приносят вам радости
  • Запишите все негативные мысли в листе бумаги, записывая в потоке и не читая обратно, что вы написали. Когда вы почувствуете, что выложились, сожгите лист бумаги и вымойте руки.
  • Практикуйте вслух утверждения о вашей жизни, о ваших вещах, о ваших друзьях и семье
  1. 31 декабря, до полуночи, зайдите на свой рабочий стол или в личное пространство. Организуйте свои книги и бумаги и освободите место, чтобы вы могли с удобством сидеть и писать список намерений, утверждений, мечтаний и проектов, которые вы хотите проявить или совместно создать в 2019 году. Сядьте в тишине и призовите свет Духа, чтобы очистить свой разум и тело и глубоко соединиться с самим собой.
  1. Затем возьмите ручку или карандаш и лист бумаги и приготовьтесь СЛУШАТЬ СЕРДЦЕ
  • Перечислите наиболее значимые события, которые произошли в вашей жизни в течение года, и оцените то, что вы узнали в 2018 году. Какой был результат? Какие новые друзья у вас появились? Какие новые вещи вы узнали, например, новый рецепт, новый навык, новый язык? А чему бы вы хотели научиться в 2019 году? Вы можете разделить свой год по основным областям, таким как семья, работа, здоровье, отношения и личностное развитие:
  • Каково было ваше здоровье в 2018 году и чем бы вы хотели заниматься в 2019 году?
  • Что насчет твоей работы? Какой опыт у вас был? Какие новые проекты ты имеешь в виду на 2019 год?
  • А в твоей семье и отношениях? Какие новые отношения вы установили? Что подошло к концу? Что нужно исцелить?
  • А как насчет вашего наследия? Напишите абзац, описывающий, каким вы хотели бы, чтобы ваше наследие было в 2019 году.
  • А о более широком сообществе планеты Земля, какие мечты о лучшем мире вы бы хотели построить?

Прислушайся к своему сердцу и следуй пером за мудростью своего сердца.

  1. Около 11:30 вечера (почти полночь!) Сидите в тишине, держа руки в сердце, и цените свою жизнь. Вы можете обратить внимание на предметы из ваших намерений 2019 года – те вещи, которые вы хотите испытать в следующем году. Сядьте с ним так долго, как захотите, убедившись, что к тому времени, когда часы пробьют полночь, вы обнаружите, что вы вовлечены в какой-то практический аспект ваших намерений (исследование чего-то, подготовка каких-то первоначальных планов и т. Д.) И что вы чувствуете связь с ними, со своими личный жизненный путь и со вселенной.

В полночь, в первые минуты Нового года, пусть волна вашей мечты омывает вас чувством мира, любви и благодарности.

Погружение в Сердце

На прошлой неделе Майлз и я преподавали семинар Управлять своим наследием на замечательном саммите Лидерство с любовью, в потрясающем Аспене, в Скалистых горах Колорадо. Мы были искренне приветствованы и испытали глубокие связи любви со всеми, включая участников, докладчиков, организаторов, деревья и горы, окружающие нас. Последний раз, когда мы преподавали класс в Аспене, был в 2005 году на фестивале идей Аспен!

Это была мощная возможность повторить, кто мы были тогда, что мы предлагали другим, и кем мы являемся сейчас.

Energy_Life_Sciences_Aspen_Blog_2

Самое первое, что я ощущала, было умение быть более комфортной на моей собственной коже, с моими навыками, моим светом, а также с моими недостатками. В крупных групповых событиях со знаменитостями я привыкла чувствовать себя угрожаемыми и неуместными, не зная, как и что сказать и где спрятаться. Вместо меня присутствовало спокойствие и связность, и я сосредоточилась на том, чтобы слушать других. Я чувствовала себя вдохновленным Джиной Мердок, основоположником и содиректором Lead with Love. (И чувствовала себя вдохновленной другими женщинами и напишу об этом в своем будущем блоге).

Более 100 человек присоединились к нашему семинару! Речь шла о том, чтобы пробудить состояние Воина и соединиться внутри с Целителем и Видящим, все три шаманских архетипа присутствуют в нашем коллективном сознании.

Еще одна разница, которую я испытала, – это огромная радость и благодарность, которые Майлз и я чувствовали с самого начала.

Участники, все новые для «Быть Энергией», сиятельно следовали за последовательностями движений, занимались громким подсчетом и обновляли свои души духа. Большое количество людей попросило у нас видео, чтобы учиться дома. Вы можете увидеть последовательность здесь ниже. Также вы можете прочитать презентацию PowerPoint семинара здесь.

Саммит стал взрывом почти пяти дней семинаров, панелей, переговоров, занятий по освещению тела, общественных мероприятий, активизма и т.д. Было более 400 участников и более 50 докладчиков в областях сознательного бизнеса, осознания тела и социального мира, включая Джона Макки, соучредителя Whole Foods, Линн Твист, одного из основателей Альянса Пачамама, доктора Руди Танзи , автор, исследователь, профессор неврологии в Гарварде, основатель Род Стрыкер из Парайоги и Кевин Кортни, учитель йоги и медитации.

Было удовлетворительно болтаться с истинными единомышленниками и организациями, которые активно занимаются тем, что делают ХОРОШЕЕ для мира и внедряют «Быть Энергией», и видят, насколько это согласовано с волной перемен и трансформаций, происходящих в мире.

На личном уровне, как семья, мы потратили время, чтобы пойти к холмам Аспенского института и стать посредниками на вершине скал. Дети свободно играли вокруг, занимались йогой с другими детьми и впитывались в Любящий!

Energy_Life_Sciences_Aspen_Blog_3

Наконец, после шести дней солнечной теплой погоды мы проснулись с тихим снегом: дар духа ! И просто для чистого вдохновения и красоты мы хотим поделиться с вами некоторыми образами и ощущением этих гор и внутренней тишиной, которую они приносят в нашу душу.

Что я узнала от своего отца о Любви

what I learned from my father about love

Недавно я была в Лос-Анджелесе, принимая участие в семинаре по саморазвитию. В какой-то момент была поднята тема насилия, и высокий мужчина лет семидесяти встал и произнес:

“Все женщины, которых я знаю, испытывали сексуальные домогательства.” В моей голове сразу появился образ моего духовного учителя, Карлоса Кастанеды, произносящего ту же самую фразу в разговоре со мной более 20 лет назад.

Держа микрофон в правой руке, мужчина продолжал:

“И я хочу сказать всем женщинам в этой аудитории, что я не принадлежу к числу насильников, и что есть очень много мужчин, которые, как и я, уважают, чтят и ценят женщин.” — Его голос дрогнул, и слезы покатились по лицу со множеством добрых морщинок. Я заметила веснушки на внешней стороне его ладоней. У него не было своих детей, но он помогал своей жене растить её внучек.

“Я осуждаю насилие, это неправильно,” — заключил он. Последовали продолжительные аплодисменты. Он напомнил мне моего отца.

Семь лет назад я ужинала со своим папой вечером того дня, когда похоронили мою мать. Мы сидели в маленьком ресторанчике в Буэнос-Айресе, на углу дома, где он жил. Папа не хотел есть, но я настояла. Он был бледным и едва дышал, и я знала, что еда сможет помочь хоть немного вернуть его к жизни. Я хотела провести время с ним наедине, отдельно от остальных членов моей скорбящей семьи, немного передохнуть перед возвращением в дом, наполненный вещами моей мамы.

Деревянные лавки, на которых мы сидели, были крайне жесткими для моих костлявых ягодиц. Я потеряла в весе с тех пор, как маму госпитализировали.

Мой отец заказал миланезу с картофелем фри, типичное аргентинское блюдо, а я лихорадочно искала что-нибудь веганское. Официант сам предложил мне блюдо, которого не было в меню: киноа с тыквой. Я согласилась. Стаканы, которые нам принёс официант, были грязными, и стол едва протёрт. То, что я заметила эти жалкие мелочи повседневной жизни, моментально успокоило меня, отвлекло от тяжелого и напряженного испытания, в середине которого я находилось.  

В глубине сердца я понимала, что всё, чему я научилась у Кастанеды, и все года медитации и практик были подготовкой к этому моменту: встретить смерть своей матери с открытым сердцем, ощущать огромную утрату, не отрицая и не драматизируя, понимать боль отца и позволить ей существовать.

Два месяца назад у моей мамы обнаружили рак легких в поздней стадии. Она была госпитализирована на три недели, перенесла операцию по удалению воды из легких, и ей были назначены огромные дозы кортикостероидов для поддержания процесса дыхания. Потом она вернулась домой и умерла несколько дней спустя.

Все это время мой отец провел рядом с ней, спал в жестких креслах государственной больницы, и уходил домой, только когда мать просила его об этом. Он не жаловался. Он был добр по отношению к докторам и медсестрам. Я видела, как он часами сидел в тишине рядом с её кроватью, держа её руку и глядя вниз в поисках объяснений или в молитве.

Моя мать была очень сильной, главнокомандующей, раздающей приказы. Она умела принимать верные решения. Она говорила моему отцу что делать, по каким счетам платить, на чьи дни рождения ходить. Она распоряжалась всеми делами и имела крутой нрав.

Мой отец в юности был моряком, заботливой, благородной и честной душой. Он был высоким, смуглым и красивым. Он был интровертом. Он никогда не повышал голос на нас, его детей. Он перенес сердечный приступ и бросил курить. Но потом, когда мне было 10 лет, его уволили с работы. Он стал подавленным и замкнутым.

“Всё ещё не могу поверить, что она в той коробке,” — сказал он, первый раз взглянув мне в глаза. Коробка с прахом моей матери выглядела как коробка из-под обуви. Была возможность заплатить больше денег и заказать деревянный ящичек, но мои братья отказались.

Панихида прошла днем ранее, в церкви, где мои родители когда-то венчались, и где мы все получили крещение. Чудесная базилика Гваделупской Девы Марии была вторым домом для моих родителей, где они предлагали семейные консультации как часть своего служения обществу. Мы прошли два квартала до церкви, неся коробку с её прахом в бумажном пакете. Священник положил коробку на алтарь.

Я сидела рядом с папой на деревянных скамейках в церкви. Он взял мою руку и, наклонившись к уху, прошептал: “Ты можешь поверить, что наша мама в этой коробке?”

“Нет, пап, на самом деле она не здесь,” — смогла произнести я.

В конце службы мы проследовали за священником в церковный сад с цветами. Священник сделал знак моему отцу, чтобы он продолжил процедуру, но тот передал коробку мне. Я открыла коробку и рассыпала прах над ямой общины, где он соединился с прахом других членов общины и священников. Когда служба закончилась, я заметила огромную очередь из людей, пришедших выразить нам свое сочувствие, рассказать, что наша мама была для них наставником, и что они глубоко соболезнуют нашей утрате. Я осознала, насколько сильно влияла на общину работа моей матери.  

“Это не должно было случиться таким образом, это неправильно,” — сопротивляясь неизбежному, повторял мой отец, сидя в ресторане. Вместо того, чтобы присоединиться к его отчаянию или осуждать его, что-то внутри меня решило просто слушать. “Слушай других так, будто от этого зависит твоя жизнь,” — говорил мне Кастанеда. И я слушала и позволяла сказать своему отцу всё, что он захочет сказать, безо всяких ограничений.

Наконец принесли еду и моя оказалась пересоленной. У моего папы вроде было получше. Я стащила у него несколько ломтиков картошки фри.

“Твоя мать была единственной для меня. Nunca hubo otra,” — сказал он удивленно, почти в благоговении от своих слов. — “Она была единственной женщиной в моей жизни.”

Мой папа всегда поддерживал маму, даже если был не согласен с ней. Он боготворил её, благодарил за её работу по дому и с детьми, дарил красные розы, её любимые цветы, поздравлял с годовщинами их отношений. Но я никогда не понимала, насколько глубокой была их любовь.

Сможет ли мой отец жить без матери? Я думала об этом, слушая его и глядя, как он плачет. Часть меня хотела утешить его, сказать, что всё будет хорошо. Другая часть меня хотела положить голову ему на плечо, чтобы он утешил меня, и чтобы он сказал, что будет жить ещё долго.

Я не сделала ни того, ни другого. Я продолжала смотреть ему в глаза, слушая его воспоминания о том, как он встретил мою маму, как они часто разговаривали по радио, пока он путешествовал по миру, как они решили пожениться, как он бросил университет, чтобы зарабатывать на хлеб и поднимать шестерых детей.

Через двенадцать месяцев, примерно в это же время, отец умер. Из аэропорта я поехала сразу в морг. Его тело было холодным, но он выглядел свежим и ещё живым. Он умер мирно, сидя утром на диване у себя дома, после того, как выпил свой чай. Я поцеловала его в лоб и взялась за его руки. Я знала, что могу любить его так же, как умел любить он.

Совместное использование нашего трансформационного опыта в Англии с вами!

Мы вернулись из нашего отступления «Введи свое наследие» в Вустере, наполненного новым осознанием и влюбленным в Уолл-Гарденс! Этот уникальный комплекс, окруженный деревьями и древним ландшафтом, предлагает нам возможности для глубокого исцеления и роста. Мы посадили семена в форме намерений и конкретных действий для дальнейшего развития нашего наследия.

Мы начали свой первый день с осмотра Уоллед Гарденс и потратили время на изучение истории этого места.

Карен и Крис, наши хозяева, поделились своим путешествием по первоначальной покупке земли в качестве личного проекта для исцеления и для своего дома. Они рассказали о том, как Дух говорил с ними и направлял их к тому, что стало сервисным проектом – восстановлению исторической земли и открытию ее для публики в качестве общего места, чтобы узнать историю, происхождение и наследие, а также наслаждаться и чувствовать себя связанными с землей и сообществу.

Во время занятий мы обучали специальные последовательности энергетических пропусков для Intent. Мы также оживили наши тела, проведя утренние и вечерние прогулки по огромному ландшафту Estate (см. Короткое видео!), Практикуя проходы, дыша и восстанавливая наши тела и умы.

Мы наслаждались здоровой, ежедневной домашней едой вместе на месте, где были фрукты и овощи из исторического сада. Мы дали представление о пищевых продуктах и ​​энергии, и участники заявили, что они были вдохновлены увидеть новые отношения с едой.
Во время занятий мы обучали специальные последовательности энергетических пропусков для Intent. Мы также оживили наши тела, проведя утренние и вечерние прогулки по огромному ландшафту Estate (см. Короткое видео!), Практикуя проходы, дыша и восстанавливая наши тела и умы.

Мы наслаждались здоровой, ежедневной домашней едой вместе на месте, где были фрукты и овощи из исторического сада. Мы дали представление о пищевых продуктах и ​​энергии, и участники заявили, что они были вдохновлены увидеть новые отношения с едой.

Семинары семинара включали глубокие процессы перепрофилирования, чтобы признать, принять и построить наше собственное наследие. Мы слышали глубокие переживания. Карен поделилась мощным разговором о своем собственном процессе исцеления благодаря восстановлению садов. Ее история заставила всех до слез.

Другие участники, такие как Огги из Болгарии и Габриэль из Швейцарии, рассказали нам, как они снова себя чувствуют, подключаясь к своему ребенку внутри и интегрируя себя эмоционально и энергично.

В конце мероприятия Габриэль был головокружительным и продолжал говорить с сияющими глазами и широкой улыбкой: «Это невероятная вещь, которая происходит, я не могу поверить, насколько я хорош!» В целом, уникальная , историческое ощущение места и его красота обеспечили идеальную среду для глубокого повторного подключения к себе и к нашему наследию.

У нас был замечательный момент в воскресенье, когда мы учили наших Путь с Сердцем Живите из Гарденов и подключитесь к нашему сообществу в Интернете. Это подняло настроение, чтобы увидеть, как все участники проявляют свою энергию и энтузиазм. Мы стали свидетелями их личных преобразований, поскольку они делились своими историями и чувствами в Интернете.

Один урок, который мы все вернули домой, состоит в том, что пребывание в духе служения оживляет нашу цель и направление, замедляет старение, улучшает нашу физиологию и нашу психологию. Дух служения помогает нам поддерживать точку сборки в наших сердцах, что мы глубоко погружаемся в нашу Путь с Сердцем Классы.

Мы вернулись домой энергично, духовно связаны и наполнены радостью, любовью и благодарностью за наше сообщество, за обучение и растущие процессы, которыми мы делились вместе!

Участие в нашем сообществе – это удивительное решение, которое может ввести вас в ваше наследие и в более глубокие отношения с вами.

Если вы еще не зарегистрировались, зарегистрируйтесь для наших онлайн-классов для женщин  начиная с этих выходных. Это прекрасная возможность связаться с сообществом невероятных женщин, работающих вместе, чтобы быть их лучшими «я». Посмотрите мое приглашение ниже!

Регистрация для онлайн-классов для женщин

С бесконечной любовью,

Аэрин Александр и доктор Майлз Рид

Отзывы с семинара Быть Энергией© в Москве

ДЕНЬ 1

Мы были готовы.

Еще не все приехали на место, в пятницу вечером сложно добраться без пробок. Когда мы начали семинар, участники все еще находились в своих пятничных заботах и, вероятно, им было трудно привыкнуть к тому, что Аерин и Майлза нет на сцене.

Андрей начал рассказ.

Затем мы соединились с Шестом, двигались вместе с ним, ощущая свое место в пространстве и обретали свою целостность через взаимосвязь Земли и Звезд. Началась первая сессия в тройках. Мы делились своими намерениями, которые привезли на этот семинар. Один участник написал:

У меня появились новые убеждения, я освободилась в шаблонов, которые у меня были до семинара. Ко мне начали приходить новые убеждения о том, что на самом деле человек, каждый человек – это прежде всего сгусток энергии, что это духовное существо. Мы намного глубже, мы есть какой-то космос, в каждом из нас, мы сами космос.

ДЕНЬ 2

Утро второго дня началось с практики Дыхания Солнца и Лесной Ванны. Мы выдвинулись от шатра, где проводились занятия, погруженные в тишину, и, перейдя через ручей, пересекли границу первого и второго внимания. Войдя в рощу красивых и молодых берез, мы повернулись на восток, в направлении восходящего солнца. Солнце в то утро было нежным и мягким, несмотря на жаркое лето. Мы вдыхали энергию Солнца, наполняя наши тела его светом и теплом.

После, каждый из нас выбрал себе дерево и соединился с ним. Такие прекрасные существа! Порой кажется, что деревья имеют с нами более глубокую связь, чем животные.

Деревья наполнили нас своей тишиной и присутствием “здесь и сейчас”. И мы, выровненные и спокойные, рассказали им все свои тайные секреты, то, что было скрыто и спрятано глубоко внутри. Мягкий ветерок, неожиданно появившийся на минуту, унес все наши страхи и беспокойства, помогая выполнить дыхание перепросмотра.

Днем в шатре мы выполняли Форму Кетцалькоатля, проходя через три стадии развития Пернатого змея:

  1. Находимся внутри яйца и разбиваем кокон ограничений
  2. Создаем интеграцию между Землей и Небом
  3. Раскрываем крылья и летим

Эта форма помогала нам проходить через практики перепросмотра, собирая и осознавая дары нашей семейной линии, наблюдая ограничения, которые нам мешают. Мы принимали яркие, сверкающие дары и включали их в свои текущие проекты.

Отзыв участника

Я поняла, что основное наследие, которые мы оставляем, это наш свет. Моя мама всегда помогала другим людям советом, какими-то подарками, люди именно это помнили. Основное наследие – это свет, который идет от нас. Мы этот свет передаем своим родным, именно это и есть наше Наследие. Спасибо всем!

Второй день закончился сессией с Аерин и Майлзом. Мы наблюдали на видео живые потоки лавы на Гавайях, и во время медитации выравнивали наши эманации с эманациями Земли, чтобы получить от нее толчок для реализации своих намерений.

ДЕНЬ 3

На третий день, освобожденные от ограничений, наполненные тишиной деревьев и энергией Солнца, мы были готовы совершить полет – Кетцалькоатль распахнул свои крылья.

Отзыв участника

На семинаре мы выполняли упражнение по пробитию оболочки, оно было мягкое. Ограничение ушло и стало всё понятно, волнительно, даже страх не настолько велик, чтобы тебя удержать. После этого очень быстро всё оформилось, и проблемы перестали казаться неразрешимыми, по работе нашлось решение и нашелся даже спонсор этого путешествия.

Вырисовалась концепция кругосветного путешествия. Легкость, с которой стали происходить события, была просто ошеломляющий и поражающей.

Хочу сказать – мы едем в кругосветку, это  исполнении моей мечты. Целью будет написание книги, которая мне поможет сделать более глубокий перепросмотр.

Я очень благодарна Аерин и Майлзу, всем практикующим, их поддержка просто непередаваема. Я счастлива, что все здесь, наша энергия потрясающая.

Мы были целостностными и соединенными, рожденными на Земле и устремившимися к Звездам, снабженные наследием наших предков и готовые действовать. Пришла пора нашего Наследия.

Что Карлос Кастанеда говорил мне о Силе Женщин

 

Знали ли вы, что в США каждые 98 секунд совершается изнасилование? И что 90 процентов всех совершеннолетних жертв – это женщины? По результатам недавнего исследования по проблемам женщин, проведенного с участием 550 экспертов,  Индия была признана самой опасной страной для женщин, а 10-е место заняли США.

Я помню, как мы разговаривали с моим учителем Карлосом Кастанедой о роли и положении женщин в мире. Кастанеда, антрополог,  писатель и наследник линии шаманов из Мексики, открыл мне глаза на эту проблему, после нашей встречи в 1995 году. Первый раз он заговорил об этом, когда мы были в саду, подрезая лимонное дерево.

— Знаешь ли ты, что каждая пятая женщина каждый день подвергается насилию? Не только в Аргентине, откуда ты родом, но во всем мире? – спросил он.

— Нет, я никогда не слышала эту статистику, –  нервно пробормотала я.

Я выросла в семье, где основной упор делался на получении образования мужчинами и на служении им. Пока мои старшие братья становились инженерами и докторами, моя сестра и я были не в состоянии закончить какое-либо обучение после средней школы. Я училась на тройки и даже двойки. Я направляла всё свое внимание на то, чтобы быть «милой» и «хорошенькой» поскольку роли мыслителей и деятелей уже были взяты мужчинами.

Конечно, я хотела кем-то стать, чувствовать себя сильной и достойной уважения, иметь работу, и возможность высказывать свое мнение как своей семье, так и всему миру.  Однако, багаж оценочных суждений и нереализованных решений всегда тащил меня вниз и я никогда не могла закончить ни один начатый проект. Регулярно делать зарядку и соблюдать диету или записаться в учебный класс и найти работу — я всё бросала на полпути.

Я задавалась вопросом, является ли на самом деле всё, что я слышала о женщинах от своих братьев и дядюшек, правдой?

 

Женщины не могут хорошо водить машину

Женщины не могут вести бизнес, они слишком эмоциональны

Женщинам нельзя доверять ведущие роли в обществе

Женщине не следует одевать мини-юбку, если её волнует её безопасность

Образование для женщин – просто деньги на ветер

 

Под тем лимонным деревом я поделилась с ним этими мыслями с оттенком гнева в голосе. Кастанеда с юмором подбодрил и воодушевил меня не воспринимать окружение и прошлый опыт так серьезно. Он сказал, что я могу преодолеть их, освободить саму себя от интерпретаций и создать для себя новое будущее, начать мечтать о гораздо большем.

Он научил меня:

  • Задавать вопросы своим мыслям и замедлять их бег.
  • Уравновесить свои эмоции при помощи здоровой и свободной от стимуляторов пищи.
  • Становиться физически сильнее благодаря ежедневным занятиям.
  • Заниматься своим образованием, чтобы иметь энергию и стойкость для достижения своих планов.

«Лучший способ изменить мир — это начать с себя» — таков был его девиз. «Используй свои слабые стороны как пути к силе», – постоянно повторял он мне, предлагая конкретные техники, чтобы вдохновить себя на перемены, сделать сильнее и лучше:

Перепросмотреть, вспомнить и отпустить все нежелательные суждения и ограничивающие самоинтерпертации и самоидентификации и задействовать вместо них новые:

  1. ОТ своего слабого места: «Я не могу изучать физику, это невозможно, мой мозг не в состоянии всё это понять» К победе, когда я получу высший балл по физике в колледже
  2. ОТ «Я никогда не смогу закончить вуз» К победе путем получения ДВУХ степеней магистра с высшими баллами

 

Ежедневно практиковать физические упражнения, чтобы исцелить детские заболевания и стать сильнее:

  1. ОТ «Я ни за что не смогу делать эти практики каждый день» К «Да! У меня получается! Эти упражнения простые и легко вписываются в мою насыщенную жизнь»
  2. ОТ вечных проблем с дыханием и от семейной истории, богатой на болезни легких и сердца, К жизни со здоровыми и сильными легкими и сердцем

 

Начать роман со Знанием, научиться критически мыслить и разбираться в философских концепциях:

  1. ОТ игнорирования газет К чтению новостей и умению отделить ФАКТЫ от МНЕНИЙ
  2. ОТ эмоциональной привязанности к идеям К НАБЛЮДЕНИЮ и затем восприятию

 

Двадцать три года прошло и я могу сказать, что эта работа изменила меня полностью. Я стала тем, кем я хотела быть, и я чувствую себя решительной и сильной.

Я верю, что необходимо давать женщинам доступ к высшим ступеням образования, возможность быть физически сильными и занимать лидерские позиции в обществе и политике для создания более гармоничного мира.

Исследование, о котором я упомянула выше, пришло к заключению, что «США делит с Сирией третье место по степени риска подвергнуться сексуальному насилию, включая изнасилование, сексуальные домогательства, принуждение к сексу и отсутствие доступа к правосудию в случаях насилия». Благодаря движению #MeToo мы получили доказательства того, о чем знали всегда.

Что Карлос Кастанеда рассказывал мне о Времени

 

Время подобно мысли, или желанию.
Время измеряется интенсивностью момента, который мы проживаем.
Время замирает, когда входишь в состояние внутренней тишины.
Время – это форма внимания.
Время не измеряется движением часовой стрелки.
Время изгибается, когда направляешь на него свое внимание.
Сейчас без пяти двенадцать, у меня почти не осталось Времени!
Я живу в текущем моменте.
Я встречаю наступающее Время.

what Carlos Castaneda taught me about timeЭто несколько фраз из тех, что я постоянно слышала звучащими из уст Карлоса Кастанеды с того момента, как встретила его. Он выражал свою обеспокоенность временем, он давал новые определения своим отношениям со временем, и он ежедневно бросал вызов самой идее времени.

Кастанеда приходил вовремя на все встречи, ему не нравилось, когда другие люди вынуждены ждать его. И он сам никого не ждал. Время, и то, как обращаться с ним, как растягивать его, как испытать его нелинейность, было неотъемлемой частью моего обучения у Кастанеды.

Он часто говорил о своей смерти и об умирании, очень спокойно и трезво, как если бы это неминуемо должно было случиться через пару дней или минут. И при этом, действовал он так, словно обладал всем временем этого мира.

Он никогда не спешил и не тревожился, расслабленный и спокойный, наслаждающийся едой, его настроение никогда не становилось беспокойным даже под давлением предстоящей презентации книг или по дороге на конференцию с участием сотен человек. Он не спешил, когда выходил на сцену, чтобы поделиться своими мыслями, с руками в карманах, демонстрируя открытость, спокойствие и расслабленность. Он не спешил, давая аудитории время посмеяться над его шутками и замечаниями, отвечая на вопросы, устанавливая зрительный контакт, как будто создавая подлинную связь с людьми.

Каждый день моего обучения у него был наполнен интенсивным изучением того, как остановить поток неосознаваемых привычек и как научиться новым способам поведения и существования. Мои дни ощущались бесконечно долгими, как будто растянутые моим намерением достичь «просветления» как можно быстрее, до того, как он умрет.

Ранним утром я отправлялась в школу учить английский, затем работала в его компании, и затем весь оставшийся вечер занималась физическими упражнениями в его студии по три-четыре часа. Но мой распорядок не был расписан по времени, или мое время не было расписано согласно распорядку, или оно не управлялось стрелками часов, как это всегда было, пока я жила в Аргентине. В течение моего ученичества у меня не было распорядка, потому что Кастанеда часто менял расписание и я училась скользить по событиям дня, словно встречая наступающее время.

Находясь в новой стране, питаясь непривычной пищей и живя с людьми, которых я едва знала, я чувствовала, будто время приостановилось для меня.

Я дала себе обещание «исчезнуть» на некоторое время из «реального мира», как делают некоторые писатели, чтобы написать роман, или как некоторые люди, выйдя на пенсию, посвящают время духовному развитию.  Так и я отказалась от своего времени, чтобы следовать потоку другого времени.

Я испытывала, как приостанавливается время, во время долгих часов практики серий движений, подобных боевым искусствам, и сидя долгие часы в тишине. После того, как я преодолела начальное сопротивление, как физическое, с дрожью в мышцах и сбившимся дыханием, так и умственное, с саморазрушительными мыслями вроде «Я не смогу это сделать», «Это слишком долго», «Я хочу домой, спать и есть такос», и т.п., я наконец смогла испытывать состояния экстаза.

 what Carlos Castaneda taught me about timeВолна хорошего самочувствия и жизненных сил начинала течь через мое тело, принося удовольствие от движущихся в унисон суставов, счастье от наполнения легких до предела, от тока свежей, насыщенной кислородом крови по всем сосудам и клеточкам тела, уносящей отходы и токсины, возрождая мое право существовать на этой планете, в это время.

После длинных часов практики движений в замедленном темпе я могла испытывать изысканную сладость спокойствия и уверенность в том, что меня любят.

Позже я начала испытывать такие состояния, подрезая деревья и работая в саду. Или обедая с друзьями, или даже в кино. Или просыпаясь по утрам и осознавая уникальность наступающего дня, осознавая с благодарностью, сидя на краю кровати, делая с закрытыми глазами первые вдохи дня, чувствуя биение сердца, мягкость и тепло кожи, и поющих в отдалении птиц, гудок соседской машины, газету, брошенную на улице, запах тостов, детей, смеющихся по дороге в школу, всплески воды в душе, который принимает мой муж, звуки пианино, на котором мой сын исполняет Оду «К радости».

Ощущение пробужденной жизненной силы продолжает струится сквозь меня, словно мой учитель создал вихрь, в котором все переживания едины и Время – это просто маленькая часть непрерывного течения жизни, которая продолжает происходить внутри и снаружи меня.

Contest Part 2: Inspiring you to write!

Извините, этот техт доступен только в “Американский Английский” и “Европейский Испанский”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in this site default language. You may click one of the links to switch the site language to another available language.

Writing is one of the most precious human gifts and a wonderful instrument to leave a legacy. We know about our ancestors, their knowledge, wisdom and philosophies through writing and this is why we are inspiring you to write. It takes practice and we are here to support you in expressing yourself.

We created this contest because we know that so many of you have been inspired and impacted by Carlos Castaneda and his writings about the knowledge of the seers of ancient Mexico. As we celebrate the 20th anniversary of his death this year, we want to give you all the opportunity to share your stories with the community for a chance to win free tuition to one of our live workshops in Mexico City, England and Moscow!  Write about what attracted you to them? What inspired you about them? How old were you? Join our contest on Facebook and post your OWN story here How Carlos Castaneda Inspires You Contest.

My Story- How My Life Changed After Reading My First Book by Carlos Castaneda

how Carlos Castaneda inspires you contestBy Aerin Alexander

 

“For an average man, the world is weird because if he’s not bored with it, he’s at odds with it. For a warrior, the world is weird because it is stupendous, awesome, mysterious, unfathomable. A warrior must assume responsibility for being here, in this marvelous world, in this marvelous time.” Carlos Castaneda

Hello, my name is Aerin Alexander and I am the founder and director of the Energy Life Sciences Institute. Below I am sharing with you about the first moment I opened a book of Carlos Castaneda and the turn that took my life as a consequence.

I was living in Buenos Aires, Argentina in 1994 when I heard that Carlos Castaneda would be in town to give a talk to a select group of people. My first reaction was emotional. “What?” I thought. “He does exist? And he is in Buenos Aires? That is crazy!”

Carlos Castaneda was an anthropologist and visionary. His books centering on his apprenticeship with don Juan Matus, a Yaqui Indian from Sonora, Mexico, had catapulted him to fame in the 60’s and 70’s. The first time I opened Journey to Ixtlan, Castaneda’s third book, was by accident.

My mother’s older sister, Rosita, used to work for the Mexican publishing house that published Castaneda’s books in Spanish. No one in my family was an avid reader, including me, and I’d never noticed the book until one special day.

Our family had just moved to an apartment above a chicken store, with old tile floors, broken windows and holes on the walls, from a nicer apartment, furnished with carpets and wall papers and a mortgage my parents could no longer afford. My dad was forced to quit his job—he refused to be fired—because of the restructuring taking place in the international company at which he worked for 15 years. It was a stressful moment: my dad was looking for a new job and my mother, as usual, was in charge of the family relocation.

I was entering my first year of high-school and I was concerned about my weight. I was too skinny, and I feared I would end up in the hospital as it happened the year before, when I was hospitalized for a recurrence of rheumatic fever, my childhood disease. I was a picky eater, and under stress, I could not swallow.

The new apartment was filled with boxes, and I was in charge of, amongst other things, organizing the books. As I lined up the few books we owned in our single bookshelf, Journey to Ixtlan escaped my fingers and fell to the ground, landing open on page 15. The text on that page began: PART ONE “Stopping the World.”

I flipped to the next page. It read:

“I understand you know a great deal about plants, Sr.”

Castaneda said presenting himself to don Juan Matus. I randomly flipped ahead to page 110.

Acts have power,” he said. “Specially when the person acting knows that those acts are his last battle. There is a strange consuming happiness in acting with the full knowledge that whatever one is doing may very well be one’s last act on earth.”

I straightened my back and inhaled; a chill ran up my spine. I sat down on top of the boxes I was emptying and flipped back to page 15 and started reading again from there. I was fourteen years old, and, unwillingly, this book grabbed full my attention. His writings described the world as mysterious and unfathomable and humans, as warriors with purpose and in relation to the vastness universe. Like a healthy food, each page filled empty spaces creating connections and aliveness inside me.

Castaneda’s words sounded familiar somehow. I had never been to Mexico, but I did dream about the possibility of going some day. My birth name was Maria Guadalupe and, besides my mother’s devotion to the Virgin, I had also developed my own longing for Mexico. I had learned at school about Mesoamerica and knowledge of Toltecs and Mayans. It was the pyramid at Chichen Itza in Yucantán, with its precise number of steps representing each day of the year and exact orientation to the sun to reflect a shadow at each solstice, that I couldn’t stop thinking about. The Mayans lived in relationship to the stars, and don Juan was teaching Castaneda about his link with the invisible universe around. I thought I could also, somehow, I could feel my connection to all.

That day something shifted in me and I felt the emergence of a purpose, meaning in my life. I was suddenly interested in books and went on to hungrily read not only more from Castaneda, but also Nietzsche, Borges, Neruda, Coelho. My timing was perfectly synchronized with the availability of books. Bookstores were opening their doors in Buenos Aires after a seven-year dictatorship that had prohibited books from being sold and many authors from publishing. Being a teen, not only was I hungry to learn, but I was also naturally delighted to access what had been forbidden.

Almost 13 years later, I was studying the esoteric teachings of Gurdjieff and Ouspensky with a group of friends, when the group’s coordinator suggested we read Carlos Castaneda. With the group, I reread Journey to Ixtlan, and I intended every night to connect deeper with myself to understand my own life. As if being called to an appointment, a few months later I met Castaneda in person in Los Angeles, and I entered into the sorcerers’ world.

My Acquaintance with the ‘Nagual,” Carlos Castaneda Through his Books

By Sergei Minin

My name is Sergei Minin. I am from Russia and I live in Kirov. I want to share with you my story about my acquaintance with the ‘nagual’, Carlos Castaneda through his books.

I was a student when I first got Castaneda’s book. At that time I had many friends and we met often, listened to music and talked a lot. In the text of one of the songs I heard the phrase “Castaneda did not write about it” and because I was always curious, I began to find out who this Castaneda was. One of my friends gave me Castaneda’s books. When I read his first 4 books, much remained incomprehensible and I abandoned it. It was the first touch I received from the Spirit.

The second case was also connected with my friend, his name was Ed. He was very different from all my other friends – his energy, his attitude to life. He broadcast extremely unusual views on life, which were not in my family and my environment. He gave me a VHS cassette with the first video of 12 basic movements. Women in the video made an impression on me of mysticism, something final and inevitable. It completely fell out of the context of my culture and my tradition. Having looked once, I put the cassette in the box.

The third incident occurred somewhere after six months or a year. After a trip to a hot resort country for vacation, I activated the latent hepatitis B virus. Knowing this for the first time in my life brought me very close to the idea of death. For the first time, I really felt very deeply inside, not at the level of the mind, that death can be very close. The thought sobered me.

The treatment proceeded hard and lasted more than a year. I stopped consuming alcohol and cigarettes and gradually my circle of communication began to decline. I began spending more time alone. Then I accidentally gave a complete series of Castaneda’s books, and I at once read them all. It was a deafening effect, just WOW! A completely new and incomprehensible and very attractive world for me is the world of shamans and magic.

It changed my picture of the world very much. During the reading, the question that tormented me constantly arose: how can I reach the same conditions and get into that world? What needs to be done for this? There were no instructions for this in the book. Just at this time my friend Ed invited me to take part in one enterprise, it failed miserably and I owed a lot of money to the bank.

A few months later I got a very clear understanding that I need to rely only on myself. It was an obvious and strong sense of confidence, detachment, without pity, a new feeling for me. To me came the knowledge, deep from within no doubt, that I need to change – to change the city, the place of work, myself. But again, I did not know how I could approach this, where to start, where are the instructions? One day on a sunny summer day, I climbed into the closet and came across a video with magical passes. I turned on the video and began to learn the movements. A few months later I performed several series of movements. Then I still did not feel any direct effect from the movements, I just did everything.

Events in my life began to develop. I moved to another city, got a new job, quickly returned the debts. And two years later I got to my first seminar on tensegrity in St. Petersburg. This is another story.

How I Discovered the Knowledge of The Seers from Ancient Mexico

how Carlos Castaneda inspires you contestBy Dr. Miles Reid

Hello, my name is Miles Reid, and I am the director and founder of the Energy Life Sciences Institute. I met and studied directly with Carlos Castaneda and in the last 23 years I have been incorporating the teachings of the seers from Ancient Mexico in my professional practice as a doctor and in my personal life as a father. Here is my account of how I came to discover this knowledge.

The nagual Carlos Castaneda told me that what makes the events memorable or significant is not how bombastic they are but rather when something—seers call it intent or the spirit–crosses our path that awakens dormant qualities, or exposes us to things that deeply influence us in our future actions along our path to knowledge.

My life while growing up was very conventional. My family values, with doctors as parents, educated in the Western European paradigm, were based on science and logic as a reference. Both of them were kind and provided us with security and education, but there was no religion, no space for mystery or abstract thought, neither by instruction nor modeling. If one were to have drawn a line into the future, following the course my life had had until my teens, one could have easily predicted a similar outcome for my sense of reality and worldview when I grew up. But, sometimes, life offers us an event that, even though it would seem trivial at the time, it ends up altering the entire course of our journey. This happened to me with the books of Carlos Castaneda.

It all began when I was fifteen, in high school. Our regular biology teacher had called in sick, and a sub came in to replace her. His name was Julio Alfano, and he talked about strange things that seemed to have nothing to do with biology; he talked about being in a state of silence, about meditating and connecting to the universe.

After that day, he came back to “teach” our class several times. He opened the world of spirit to my attention. He represented a crack, he broke my veil and I saw something else. We all have a description of the world. There is the social environment’s description, and then the seers of ancient Mexico have one, and they brought to me a new description.

One day, he pulled a book from his bag and said to me: “I think you should read this”. It was The Teachings of Don Juan. I took the book with me, and began reading it in the bus while going back home.

I was immediately hooked. Moreover, something in me was touched at a deep cord, and what began to pour out from my being was almost a desperation, an urgency to take all in what I was reading. Nothing I had been exposed to in the past had hooked me in this way. I quickly finished the book and avidly bought the next one in the series, and then the next one after that.

I was so absorbed by the readings that I literally could not put the books down, I read in any moment I was not committed to something else. I read in the bus rides through the city, while standing shoulder to shoulder with the crowd. I even read while I was walking in the street. I would be walking with one arm holding the book high at face level so I could take brief glances up and around to avoid bumping into people, buildings and traffic!

What was it about this knowledge and the way this knowledge was presented in the books by Castaneda, that hooked me so deeply? When I ask myself this question the answer that arises in me is this: because it did not speak to me intellectually; it spoke to me bodily.

It wasn’t an understanding as I had been taught to, contextualizing knowledge through a process of the mind, which, at that time, meant a process of the brain, of reason. It seemed as if my very cells were absorbing the information and the ideas he was presenting, my body itself was being addressed, everywhere at once. The mind and the body were one single unit, awakening to the reality of a world of energy. The apparatus of perception was my entire me. It had an awesomeness that belonged to all of me.

My teacher Alfano had turned on the awareness of spirit in me, and this initiated an avid search for discovering spiritual traditions and any information of the kind. During my teens and early twenties, I got involved in yoga and the Hindu cosmology, attending talks and meditations from different yogis, I read about the life of Siddharta Gautama, the Buddha, and got involved in a line of Japanese Buddhism practices.

For over a year, I was a recurrent participant in a community that held traditional Native American sweat lodges from a lineage of Taos, New Mexico, and even became doorman, a position of importance as keeper of the fire during ceremonies. I learned shiatzu and read Lao Tze and the I Ching, striving to live its principles in my life.

But nothing resonated in me like the books of Carlos Castaneda. They introduced me to the magical side of man, it brought mystery into my daily life, it awoke a sense of wonder, of possibilities. At the time I first encountered them, he had written four books, so, after devouring them one after the other, I had to wait until his next book got published. I had figured that he seemed to publish a new book every three years, which reflected his experiences and evolution in his own development during the interims. This rhythm went on throughout my late teens and twenties, including my years as a medical student.

At the time, I became an assistant to a Filipino healer who performed energy surgeries on people that defied logic and I entered into a healing circle of daime, a syncretic tradition of the Amazon basin that used ayahuasca as a medium to access higher states of perception to help people with advanced or terminal illnesses. But one after the next, even though I kept learning and awakening from them, I was ‘half in’. I thought, “Maybe it is just me” that my destiny is not to fully take on any given practice or tradition, but forge my own, from a kaleidoscope of teachers.

During all those years, becoming a formal student of Castaneda was not an option. There was no place to study it and no other direct sources other than the books themselves. But the books were not really written as manuals to learn from, they were direct accounts of his own personal experiences.

Half way during my medical training, I took a two-year sabbatical from my formal studies to travel around the world. During that time, it was a must to ‘travel light’. The backpack contains all one’s belongings, so imagine that space is precious. Such was the cardinal place that Carlos Castaneda’s books had for me that I actually carried all his published books at the time, nine altogether, in soft cover!

I made it a goal to use them as study books during my travels. I wanted to grasp an integrated view as a whole. I made notes, cross-referenced premises he touched on in different moments in different books and practiced it while I traveled around the world, from Australia to Asia to Europe to Africa. I became not just a reader, but a lover, a practitioner and a seeker of infinity.

Nevertheless, I never felt that It was my role to seek going to Mexico to try ‘find’ him, like many readers and practitioners of his books did. I always felt, strangely, somehow casually but convinced of it, that if my destiny was to ever see him, it was going to come by itself, life was going to bring the opportunity to me rather than me forcing it. But, I never imagined that it would actually come true.

Never would have I really dreamed of, or imagined, that my fate a few years later, would lead me to meet him personally, and become his direct student. That indeed, against all odds for a regular, scientist boy raised in the far end of planet Earth, destiny would in fact, orchestrate uncanny coincidences leading to the serendipity of that reality. But that, friends, is a story for another time.

How I Arrived to Ixtlán

how Carlos Castaneda inspires you contestBy Ariadna Vasquez Sensors

My name is Ariadna Vasquez Sansores. I’m from Campeche, Mexico, but I’ve lived in Mexico City for many years and that makes me feel part of it too. I would like to share the story of how I got to “Viaje – Ixtlán”. A story of adventures and misadventures that were taking my spirit through inexhaustible trails, until I found this, and other fantastic books by Carlos Castaneda. This is my story:

We spent a few days of rest with my whole family in the U.S.A. One morning, we went to a shopping center. My mom went with my grandmother to find some things, and my aunts took care of my cousins and I. In a few minutes that distracted me or maybe seconds, a person who maybe had been watching the scene and saw that I was out there seeing several things, approached me. First I thought he was a salesman of the store, since he taught me all the games that I could not see because of my height in a very short time I felt in confidence. My aunts, who are incredible and perhaps with so many children, did not perceive the stalking of that person. They did not see him at any time, or maybe everyone thought he was a salesman of that store.

After having my confidence, he took my hand and in a single blink, I walked with him. Then, we took the escalator down several floors. As we passed by each floor, I remember looking for my mother, hoping to see her and my grandmother.

My heart beat a thousand times a second. It felt like it was going to burst out of my chest. I also remember the sound made by those escalators, creaking, their smell of old wood and some fresh varnish. Every detail of the place has been recorded in my memory, those memories are stored in all the cells of my body. I can feel it and hear it in my heart.

Just to close your eyes and think about the scene, and everything is unfolding with precise details. With him I walked for hours on the street, at one point I took charge and hugged him. I never yelled at him, I had trusted him.

I felt destroyed and with much fear, I cried, but my tears came out with the most obscure silence. He tried to dry my tears, while he spoke to calm me, his voice … I remember it even very beautiful, very calm ..

But why did he want to take me? , Where would it take me? …
In a moment, after crying with great regret to be heard, I said to myself: “Ari, this will be your new life”.

I resigned myself to living with someone else, I did not put up resistance … I did not know how to say: NO! I was too ashamed to scream.

And I went to his side, crying in silence and hugging him tight again.

Something went through his head, which I can not decipher. But, he returned me to the right place. After hours of walking back, we ended up right back in the same place we started. Quickly, the police found me and I went back to my family

Because of this experience, I grew up full of fears, fear of losing my loved ones, fear of losing myself from my loved ones. I grew insecure and lonely, always with existentialist thoughts. Always thinking about what it would be like if my parents died or died, or if they just disappeared and never saw them again. I grew up thinking about the meaning of being here on earth.

During my childhood, I had 2 incredible teachers. One of them taught us that the house and classroom tasks, cleaning our desk, cleaning the windows, sweeping the room or the classroom, sweeping and cleaning my own room, washing the dishes and all those tasks, could be done with elegance, with fun, with music. All activity could be done with magic, if we only put the desire and attention necessary to make it so.

The other teacher took us to the countryside, made us admire nature, sleep on the dry leaves and feel the difference of sleeping on the fresh leaves, observe the stars and see up close the insects and every pretty leaf that crossed our path. He read us fragments of “Viaje a Ixtlán” that I still remember with my heart vibrating.

I was about 17 years old when, my cousin and best friend of the soul, read for me, several fragments of Castaneda’s books, read me parts of the “Don del Águila”, fragments of “Una realidad aparte”, “Viaje a Ixtlán”. And there I found the statements and phrases that had been preserved in my deep memory, of days of primary school and my teacher who inspired me to love nature. There I connected with that feeling of seeking freedom, of freeing my mind and my spirit from the pain contained by the loss of the being of my bowels, and by the fears with which I fell down day and night.

When Pelu lent me. “Viaje a Ixtlán”, and I read it, I began to remember the chapters read in childhood, I found the magic and the mystery that I needed to begin to understand, I found the codes for a deep communication with my psyche. We sat watching the sky with a new love, with new sight, the storms in the sea, had hidden languages ​​that we were able to decipher, the stars shone with a special mathematics never before understood, the earth was a possible dream. I sat down to observe my fears. And I found life, as the most fabulous of mysteries.

The books filled my spirit with fabulous anecdotes, I wanted to dream and live. Now, many years have passed since those events, and see more clearly, the other edges of this story and my own cosmos.

I did not hate the man who kidnapped me and gave me back anymore. I think maybe we created a connection of love and acceptance for the other. Maybe he discovered there, that although he tried to separate me from them, he could not really steal my love for them, or sever the connection that my soul has with each member of my beloved family. Maybe he connected telepathically to my abstract language, maybe he saw my heart that spoke to him lovingly, and then … he gave me life again.

I keep in touch with those feelings, I explore them, I revive them, I embrace them and I breathe, to then liberate them to the cosmos and learn.

I get up happy, and very grateful.

Living within this mystery, with all its edges, turbulence, textures and tonalities, it is an honor and a pleasure.

Thank you
With love, Ari